Каталог


Отрывок 1


"Сей кровь собственными силами и помощью Божьей выстроил Иван Цокан, хозяин с Ясиня Года Божьего 1825" — надпись на косяке той дома, в которой я родился и прожил к недавнему времени. Те глубоко в заботливо ризблени лапати словянськи буквы к нашим дням припоминают того, кого я еще залогов на этом миру и кого нераз бессильными детскими ручонками таскал за длинные густые усы и кого с приятностью звал дидьом. Стараюсь припомнить выразительнее его лицо и некоторые черты характера, но мои усилия почти напрасные, потому фигура. все совпадает в невыразительную, полную таинственности пятно, из которого кое-что выразительнее выпячивается лишь його чрезвычайно упитанная и мощная что

Имел он пять синив и две дочери. Они разошлись по Гуцульщиини в разных направлениях и все были добрыми хозяевами. Дочери повиходили замуж, одна к Ворохти, вторая в Ясиню-Кевелеви. Отец мой, также Иван — середущий с братьев, достал усадьбу в Ясиню-Лопушанка, где жил и дед. Есть это роскошная местность на грунику, круг леса, почти под Пєтросом, откуда также чудесный вид на Говерлю. Шагов двести внизу шумит бурный поток Лопушанка, которая впадает имеем Лазещину, а и в свою очередь вневдовзи вливается в Черную Тису. За пол часы походки через грунь Буковинку, который сполучується с горой Тисой, будем в Ясиню-Центре, где в теперь еще одну усадьбу и где скоро десяток лет жию я.

Старый наш "кровь", от времени указанного датой на косяке, почти в ничто не изменился. Есть это упитанное суковата строение. Тривкий смерековий сруб, крытый гонтами, с сильным деревяним помостом. Обстанова простая, но крепкая. Тяжечий с бучини, разукрашенный ризбою, стол. Длинные и широкие под стенами лавици. На передней стене в два ряда обиды, которые столетием втягивались сюда со всех сторон — из Мукачева и Ужгороду, с далекого Почаева и даже из Киева. При входе вливоруч всевластное розложилася широкая гуцульская печь. От нее до передней залоги вместилась развесистая кровать, завешанная над ним жерда, а покрывалами, кожухами, петеками и разным тряпьем.

Жиє здесь моя, не меньше от дома, коренастая бабушка-иметь, которая имеет еще все зубы и, как на свои симдесяткив пережитого, выглядит еще совсем чепко. И кажется, когда Даже не война, которая посеребрила ее волосы, время совсем не имело бы на нее влияния. Завше живая, бодрая, завше действующая, она, кажется, созданная для смеха, шуток и непрерывной работы. бы теперь она ведет целую хозяйку в Лопушанци. Она держит за тридцать овец, шесть коров, пару коней, множество кур и здоровенного, черного, ленивого псюру. Все это присматривает, дает порядок, ведет образцовый порядок, грызется с наймиттям и, как твердит молву, составляет деньги. Сколько их наскладала — не знаю. Знаю лишь, что удобный биржевий мошенник за один день больше вложит к своему карману, чем она за десять длинных, неспокойных лет.


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 84

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №1
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 1
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!