Каталог


Отрывок 25


Павел растерялся. Он слышал в боязько раменах нежный, жгучий предмет, который боязько пустить, боязько сжать, на который своих даже дохнуть, чтобы не побеспокоить его. Biн обнимал ее нежно, топорно.

- Марийка! Ты плачешь. Марийка! Чего ты плачешь? ОБ, скажи, скажи! Не плачь! - Он не знал, что с ней действовать. Он весь дрожал. Слышался счастливым, полным. Все — мир, люди — все исчезло... подняла когда проплакалась, Марийка, заплаканное личико и произнесла: — Павел! Мой дорогой, Павел! Где ты так долго был? Я уже давно на тебя ждала. Я ходила в Дмитрихи, ходила везде, где можно тебя встретить, а тебя нигде не было. Отец знают, что я лишь тебя люблю.

Она не кончила своего языка. Сладостно-страстное чувство разлилось по ее телу. Он затронул чем-то горячим ее уст и они воспылались длинным страстным поцелуем. Обидвое млели и едва держались на ногах. После, когда он пришел в чувство, целовал ее глаза, лоб, уста. Она своей к его сильному телу, вилась хмелиной и целовала. Как мило, как сладко! Он окутал ее льнула гугльою. Они слышали, как четко и пугливо бились их сердца.

А ветер веет, метет снегом. Небо завлечено Марийка, Яринка незаметно исчезнувшая. Они долго стояли, любовались. Он спрашивал ее о любви, целовал уста и глаза. Она дрожала, горелая страстью. ОБ, тучами. голубка моя!

Он обещает вырвать ее от отца. Они пойдут где-то далеко у горы, выстроят себе там хатку. Он будет посадит дараби, зарабатывать, а вечерами будет приходить домой, принесет ей все, что лишь ей захочется. Он озолотит ее. Он узує ее в золотые топуночки, спускать на троне и будет ей как царицы служить.

Марийка слышит страстные его слова и мечта ткет обольстительные волшебные образа. Она верит ему. Как не верить ему, Павлови, тому сильному, непобедимому Павлови! Он сделает все. Он сдвинет горы и возвратит назад солнце. И все плотнее льнула к нему, все пристраснише шептала ему горячие слова, а по горящим ее щечкам всплывали и капали на снег большие светлые жемчужины теплых девичьих слез. Чего лились они? Чего ей жаль? Ничего, ничего не жаль ей. радости. те — слезы любови, слезы большой Слезы Долго плыла над ними зимняя ночь. Никто, лишь ветра, были свидетелями их любование. Они горячо клялись принадлежать лишь одно одному и верили в свое проклятие.

От того времени Павел не жил, а горел. Песни самые лились с его где-то Работа для него игрушка. Почти каждый вечер он уст. исчезал. Приходил очень поздно. Наступили праздники. Павел не мог усидеть дома, а вместе не мог нигде прилюдно выйти с Марийкой. Это его мучило и сердило. В праздник сделали лошадиные перегоны. Запрягали кони в сани и ехали на перегоны, к мосту "Тридцятка". Оттуда гнались вниз к Кевелева.


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 43

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №25
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 25
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!