Каталог


Отрывок 27


- Чтобы я к нему шел? К Манивчука? Или ты не зихала временами из толка? Пусть я мира, пусть мои дети згинуть, а к нему не пойду. А тот перешумит и забудет. Такой здоровенный выгнался, а такой дурак. Захотелось ему. И я бы на нее, когда не хочет, сто раз наплевал. Только умру, который в окне, или что?

- И она Она его хочет. же вон бегает, как глупая. Все тот глупый старик.

- Ну Най чортяка с ним. и держит свою ту цацу. Смотри счастье которое.

- И так хорошо. Когда бы тот наш себе подумал балбес хорошенько и развлек, — сам бы то самое сказал.

- Ой тошно и скучно мое Господи, спасы и охраны. Что это из того выйдет. Сердце мне. болит, ох, как болит Не будет из того добра.

И на работе старые кончали. Расходились к этому и думали дальше свои скорбные думы.

Зима стояла злая. Морозы, метелицы, снега навергало везде. Такой зимы старые люди уже давно не памятали. Но работа в бутини не останавливалась. Нас теперь трех, ездили каждый день. В работе Павел на минуту забывался и кое-что веселишав. И вот однажды произошло большое несчастье. Из-за неосторожности Павел попал под пихту и его тяжело почовпло. Домой привезли бессознательного. Из рта, носа, непрерывно текла кровь. Лицо посинело и глаза целого будто в мертвеца. Мать йойкала и плакала. Немедленно повезли его вплоть до Мармарошського Сиготу к больнице и там он пролежал закрытые, пол года.

Пришлая весна. В нашей семье грусть. Дома нас трое. К тому все года. и чаще поговаривали о войне. Настало памятне лето 1914 чаще Война вибухла.

Павел только что возвратился из больницы, как его позвали к войску. В горах возбудилось большое горе. Мадьяры, которые до этого чaсу сидели у нас тихо, розшалили и начали искать между населением врагов. Лесничий Йонаш вместе с жандармами и попом Бабчинським ловил крестьян и вешал их без суда на глазах детей и всего народа. В Ясиню, недалеко от церкви на площадке, крестьянскими руками построена виселица и на ней повешено шестеро людей. Должны были повесить одиннадцать, но те повтикали раньше времени. В то число легальную попал и наш отец. Счастье помогло нам схоронить его. Жил по чащам, в колыбах. Вина его в том, что время- от-времени читал церковную, “одиннадцать” издаваемую с помощью мадьярской власти "новинку" “Воскресенье”. Нашего вуйка Штефана не прошлое страшное наказание на виселице. Предатель поп Бабчинський запылал мадьярским патриотизмом и приказывал: — "Вешайте, вешайте! Не бойтесь, что не успею исповедовать".


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 40

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №27
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 27
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!