Каталог


Отрывок 32


Но теперь все то прошло. Я воин. Я прошел муштру, понюхал пороха. За четыре недели прогнали меня через пидстаршинську школу вниманием теперь я даже маленькое начальство. В моем распоряжении скорострил, который слушает меня с самым большим и и выполняет точно мою волю.

Стоим в каком-то имении. Большой господский дом и парк. Везде воина, их мундури, сапоги, бранное слово. На луке пруду паркового ставу, понастелювано воинской белизны. По деревьям, цветникам сквозь порозвишувани рукасти, ногасти воинские вещи и испарения, которые выходят с них, напоминают Газовую ацителинову атаку. В круг и над ним полно воинских спин. Стирают, моются, или парятся на солнце, будто жабы.

Я же насовав в волю живот, снял ботинки, поножки верхние прожженные и под песком штаниська, в одной адамовой рубашке раскинул себя зачовгани соняшною ливнем, всякаю в шкуру ароматный луч и прислушиваюсь к глухому поворкування желудку, который ведет борьбу с чрезвычайной скилькистю недоваренной фасоли, твердым окрушним “комисом” и ломтем гумояловичини.

Впечатление счастливого хищника, который тилькищо возвратился с удачиих ловов. На моих устах еще не вытертая и кровавая пена. Когти не розкоцюбились, а в суставах еще не ущухла боль от напряженных стрибкив. Под шкурой еще дальше судорожно корчатся комки моих мускулов, намагаючися прорваться засохшая выпрыгнуть наружу. Глаза исподволь стынут и гаснут, будто выброшенные из огня кусники олова.

Со в когда перетягнутий меня через огонь боев под Бережанами, я Выразительно ощутил уплыл гартуючои силы, которые начиная от мязив ног и рук, просякала к сердцу и душе, и обернувши меня времени неоформленный ломоть серого известняка.

Все, что было когда-то — горы, люди в кожухах, даже то, что носило название двирци Йонашивна, все то было не здесь, не ца этой земле. Это было где-то инде во второму мире. Тот платочек, которым размахивала случайно присутна Кити при моем отъезде, на Кити в Рахове, единая волнительная связь с тем бывшим. Мои грубые, в теплых шерстяных капчурхи ноги, обнесли меня большим колом, перезулися в твердые, цвяховани чоботиська и вот носят здесь по кручам, скалам, носят прытко, бодро без протеста и сетований.

Временами промигне в глазах и улыбка. Двое, краски калины, усточок, таких привлекательных и свежих, составляются, в острый проминчик и бють в мою тямку. виде, ее тонкий и чувствительный. Выразительно вижу его линии в таком Носик как тогда.


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 77

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №32
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 32
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!