Каталог


Отрывок 33


Это существо уже цьогосвитня. Уста ее переборщено розовые. Личико округлое и привлекательное, сильнее южный овощ. Грудь всегда задавакувато выпячивалась и тянут к себе такие твердые предметы, как я, будто магнету. При этому упоминанию будто с накаленной начервоно печи, по телу пробегает сильная волна страстного ощущения. Выразительно упружатся мязни и сильно, до боли, потягиваюсь, будто желаю порватися на две половине.

Доречи, она совсем недалеко звидсиль жиє. Три четверти часы хода. Наш полк стоял в том селе перед двумя неделями. В ее доме было нас пять и все мы жилы в то время только ею. Прощаючися, она принесла ломоть некоторой ленты и, разорвавши ее на пять кусочков, дала каждому по одном. Лента была двухцветная — желтая и синяя. Значение в красок в то время для меня так же безразлично, как и значение краски серого кота. Однако уста, щечки, грудь и все такое, принудили меня узнать в том большую святость и я ношу тот кусочек, заботливо завернутый в бумагу, тех кармане, который найближче к сердцу.

Вот и теперь она здесь. ночь Это он тот кусочек ленты. Дала и говорила: — носы на фуражке. Глупая девушка. Не знает, что мы свои „фуражки" десять раз за Так. тратим. Здесь она есть! Здесь!

Ноздри моего носа быстро, будто в коня, выигрывают. Хочу видеть ее. Сорваться, бежать безугомона, пока то найти могу а после схватить, давить, удушить. Не ее, лежать. Срываюсь на ноги и натаскаю стокильови, будто они не из сукна, из бетона, штаниська.

К величайшему сожалению, бежать все-таки не мог. Надимною властвовал военный, с сурово нахмуренными химерами режим. Этот бог воинского бытия, своей непобедимой силой, довольно легко справляется с дивогидними бровями, своих подчиненных.

Розпроставши свои обчухрани и лабы, изодравши злым зевком засохшие уста, переваливаюсь с ноги на ногу и исчезаю в душную. Передимною парадируют воинские штаммы, рубашки, поперетинани и когти деревья, вывернутая и обтрощена виспувата пальма.

Кружок воинов сняли камяного стола, который стоял под мраморной статуей нагои женщины, кладут на нем костер и варят пищу из недозрелых яблок. Мраморную женщину убрали в воинскую одежду, припнули саблю и перевязали скорострельной лентой. Им весело. Один красок, и стройный. сперся об статую, заложил ногу на ногу и транжирит на гитаре У кого из них на шапках ленты тех самых высокий которые подарила мне Параня. Не были ли и они у нее? Но ни. Я знаю их. Это же тот "Ферретеррегимент". Какого черта скулят они те скучные песни!


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 13

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №33
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 33
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!