Каталог


Отрывок 34


Ноги несут к дворцу. Хорошо. Несите к дворцу. Вот ступеньки. будто из огромных ломтей Гранита, имеют множество следов и каждый из них оставил по себе на воспоминание довольно грязи. Двери везде повиривани, как листочки из старых книг Надо было их вырвать и вырвали. В комнатах, Сложенные неосторожно попранные жабы, лежат шкуряни фотели. Кажется, это трупы и удивляешься, почему их не поприбирали. На поле и много рассыпанных бумажек. Прошедши несколько комнат, встречаешь тех бумажек все больше и больше. Они спокойно валяются на паркете попранные, побруджени и шелестят под ногами, будто осенняя листва. Нагибаюсь и поднимаю один. На нем рисунок свиньи в очках и фраке. Подписано на непонятном языке. Искривил улыбку и покинул.

В прорванной дыре дверей, откуда плыли те паперци их уже целая груда. Плыли видно и скучились. Не могут все нараз выплыть. Они силой. быть вынесены на пространство посторонней должны Здесь их вынесено силой воинского мокрого, цвяхованого австрийского и не цвяхованого московского сапога.

Вступил по тем льдинах в комнату, откуда они плыли. Вступил и остановился. Ломоть обросшего камней в моей груди заметно зашевелился. Стоял в огромной заваленной книгами залу. На помосте, под стенами, на розторощених полках, лежат, стоят, висят книги. Книги, книги, книги. Я Еще не видел столько книг. и думы вдруг растрогались и стремительно хищными птицами вырывались из главы. Передомной что-то, чего я не понимаю, однако чувствительно беспокоит. И я, будто пес, который встретил что-то незнакомое Мои опасное, бегаю вокруг и вру. Гав, гав, гав! - вру на груды разбитых томов, которые валялись здесь и уничтожались. По ним следы сапог. Кто-то лазил по ним, кто-то видно умышленно лазил и топтался.

Почему же потому я не вылез и не топтался по ним? Возможно потому, что вспомнил дома кривого отца с его ученой "Воскресеньем", которая пахла тухлой деревянным маслом, которое мы все-таки терпеливо грызли, добиваючися от нее мудрости. Припомнилась также товстюча, в деревляних политурках книга, которая лежала у повешенного мадьярами вуйка, под матицей и которую свалили Библия. Вуйко брал ее бывало и долго, долго читал. После и я и брал. До этого времени слышу в руках ее тяжисть. Большая она и никто не прочитал ее до конца. Даже сам вуйко не прочитал. Нельзя ее прочитать всю, и что кто прочитает, — сойдет с ума. Все в это верили. Верили в это, что кто прочитает, непременно от большого ума сойдет с ума.

И вот здесь передимною целые поленницы библий розторощених войной. Трупы их лежат и раскладываются. Кто же, большой мудрец, перечитывал их? Все молчит. Никто не хочет ответить и дальше, будто пес, который встретил что-то непонятное и Опасное, стрибаю навкола и лаю. я


Оценка пользователями: 1, всего проголосовало: 41

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №34
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 34
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
18 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!