Каталог


Отрывок 38


Все, Возвращались осталось живое, завернули в плен, а мертвое осталось на месте. Через горы трупов возвращались к старым законам. что совсем одверто и спокойно. Никто нас не преследовал.

Сходило величественное того Сходило солнце. утра особенно. Тихо, боязько. В такие утра на полях роса, на лугах легкий шерстистый туман, в лесу покой и хоры птиц на горных долинах, сводится и идет дергать сочную траву скот.

Лежишь чему-то согнутый на земле. Вне не обычная. Так, как свалился, раскинул руки и ноги и хорошо. Смотришь на свои ноги и удивляешься, что они в таких странных сапогах. И выдается, что ты очень имеешь что ноги твои неизвестно как далеко от тебя. Хочешь пошевелить ими и не длинный, возможности. Нервы не передают приказов главы, отказываются послуху.

Предметы какими-то круглая выдаются. Криси, скорострили изменились к непознанию. Это-Же диточи игрушки. Все так смешно сделано. Берешь в руку манюсиньку шрубку, щупаешь ее и удивляешься. Без этой шрубки скорострил не будет стрелять. Без этой манюсинькои шрубки. А почему скорострил не стрилить? Почему она странными и наризблена?

И совсем тихо вокруг. Все занемело, все замерло. Какой час? Никто 'не знает, какой час. Слышать по окопу номусь везде спрашиваются, какой час, будто это так важно. Солнце все выше и выше поднимается. Над лесом (а может то и не лес) с тамтого стороны что-то горит. Дым огромными валунами поднимается кверху. Говорят, что это лес горит. И безразлично все ви сне повторяют, что это лес горит. Кое-кто даже спокойно привстает, снова смотрит туда и подтверждает: — таи, это лес горит.

В конце концов, кажется, заснул. И я заснул, скорострил мой заснул и каждая его шруба заснула. Мои и сотня других ту поносих и грязных сапог, задравшись кверху, незыблемое лежали здовж окопа.

И безперерыва что-то верзеться. Мертвые, янголи с трубами. Перед носом имеет белая, как снег, платочек и на ней три кровавых знака. И каждый знак смотрит на меня, будто живой глаз. Одвертаюся. В то время обнимают мою голову и нежные, теплые руки, обнимают и горнуть до чего-то мякого и приятного. И я знаю, что это Параня меня обнимает, знаю, хотя и не вижу ее. Начинаю тянуться к нее, потому что она как-то далеко от меня. Пробую поднять руки, Чтобы, обнять ее, но воины так тяжелые, что поднять их не имею силы. Трачу надежду чьи-то опускаю руки.

После вижу некоторую очень большую комнату. Это собственное и не комната. Это скорше церковь. Купол поднят очень высоко и на ней, будто на небесном своде, сияют до Они горят, мигают. А вокруг под стенами от полы звезды. самого свода полно книг. Толстые, вязани в шкуряни политурки, а на них большие черные надписи: "Война".


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 74

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №38
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 38
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
16 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!