Каталог


Отрывок 75


- превелебного. очень извиняемся паню сударыню, но в таком случае вынужденные самые вызвать господина Мы Должны побеспокоить.

В тот миг, большая, тяжелая фигура Бабчинського зявляється дверях кухни. в

- Что вы, легини, здесь хотите? - спокойный запрос. Легини засняли кресани. его господин превелебний... свойственно же... Здесь в Стебнику, как почуяли, умирає мадьярский воин. Защищая вашу родину, он кажется достал снопу в легком и теперь умирає. Говорят, что вы, превелебний, отказываетесь И, исповедать.

- Но-Же ни!.. Но-Же ни!.. Но-Же прошу вас... Кто вам такое сказал? Я сейчас, вот только приедет подвода. Они не могут мне даты подводы. Не могу также и идти. А которое вам до этого, мои милые, дело? Кто вас сюда моя, Это же, кажется, скорее послал? чем ваше дело.

- Еее, господин превелебний! Что там такое спрашивать. Там и подвода здесь никогда ждать, — поднявши голос, говорит Тулайдан и насадил кресаня. - Мы спешим. Да вмирає воин. Подсядьте лучше, превелебний! - и подает Бабчинському стула. Зирк, зирк! Что произошло? Навиженни? Белеет, краснеет, снова белеет. Сын выступил было вперед. Мы все стоим и ждем. Чего тот хочет.

Не волнуйтесь! Прошу не волноваться. - и к нам: — Ребята! посадите господина превелебного и помогите ему разуться. А вы, баричу, и вы, госпожа сударыня, не волнуйтесь. Господину превелебному ничего не произойдет Они лишь пойдут Обратился исповедают умирающего.

Два сильные козарлюги не ждали посадили разрешение. Они на Бабчинського, разули. Забелели ножки, задрожали дучки.

- Ну, вот вам и подводы не надо. Будет совсем легонько. Пойдем. теперь

Бабчинський стоял. - Ах, оставь Тулайдан! - сказал какой-то.

- Ходим! - резко выкрикнул Тулайдан и глаза его налились красным. - Раз, два! скомандовал - Марш! по-мадярськи.

Тулайдан нет. Это уже не шутки. Это совсем не шутки. Бабчинський привстает да и идет. Идет к дверям, надвир. Вот и улица. - Бигом! - скомандовал Нет, и мы все пострибали берегом Тисы в ночную тьму.

А с другой стороны за Тисой круг почты слышать рейвах, вопли, мигают огоньки. Мы без бежим, торопимся к вмираючого. Мы не обращаем на ничто внимания. Мысль работает сильно, но будто одурманенная угаром. Все равно было поздно. Раненный воин умер же исповеди.


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 47

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №75
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 75
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!