Каталог


Отрывок 92


И неожиданно, и и всегда случаются разные неожиданности, среди самого большого разгона, резко остановились кони. Несколько четких решительных слов, звон оружия, суета и не успел я прийти в себя, как мои проводники изменились как кони еще быстрее понеслись дальше.

По времени кони обратили, со котится в долину, на гору, еще раз возвращает, сильно склоняется телега стороны на бок и наконец остановились.

Все слазим. Ночь и темнота. Недалеко лис.. утихать это — Где не могу.

Шли глубоким, Он дождями, тропинкой и по короткому времени входим на подвиря моего далекого вуйка Романчука. Вот и пес его белый, подобный на овцу, с кургузым грубым хвостом. повимиваним даже не врет, а бежит навстречу и ластится. От этого становится приятнее. Дохнуло родственным. Вступаю к дома.

Обнимаемся, как два медведи. Старый вуйко, вуйна подходят также, згучни поцелуи, ахи, объятия. По минуте на столе миска пирогов, сметана, кулеша. По недлинному времени где-то взялись отец, мама. Приветствия повторяется. Мама в слезы. Сел круг — обнял старенькую: ее, Ну, довольно, мама! Сегодня плач не на месте. Все, видите, хорошо. Все живем.

Сидит бидачисько в касарнях, — объясняет Юра. - Держат, как заложника. Что-то надо действовать. А те, под сельским домом также на должны волю.

он, был на подвирю и входит в дома. - А там, говорит Вуйко в Ясиню такой гармидер, что Господы.

Все заинтересовались и повиходили надвир. Вуйкова дом находится на правом склоне груня Бубне и, когда пройти греков двести на юг, видно целую Ясиню. Вышли на груник и возникали. В низе Содома и Гомора. Никто с нас не знает, что произошло. Вуйко порешил сойти в село и узнать что есть. и раня мы знали все К порядочно посмеялись.

Виспався якслид и к работе. Время не ждет. Павел сидит, ребята сидят. Мадьяры наполохани и надо ковать железо, пока горячо. Юра был ужасно неудовлетворен випадком с Розенкранцом. Он даже сам желал, чтобы Тулайдана за это было наказано, но преступнику, этим не соглашался я. - Понимается, — доказывал я. - Это было плохо. Это анархия, беспорядок, но не забывай, что это революция. Это наказание, месть. Это волновой взрыв накопленного за длинные годы гнева и нет силы, которые повстримала бы его. Так я думаю, а потому не спеши осуждать Тулайдана. Я убежден, что когда бы он этого не сделал, Розенкранц никогда не был бы помщений. Нет один закон не подступит к нему, как к с а ты-же сам знаешь, что он все время вытворяло.


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 42

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №92
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 92
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
18 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!