Каталог


Отрывок 96


- Признаюсь, что это слово не для совсем меня ясное, но приблизительное содержание его ясный для каждого.

- Дуй-Три-Ку! Диме — она смотрела и молчала. Смотрела упрямо с любовью в глазах. нее, к Наклонился ее головка немножко поднялась.

- Еще дорогой! Еще далекий. Ааах! - и она отклонила главу. - Жди, у меня в голове туман. Знаешь... что-то такое неясное, что-то сплутане. Скажи мне, Диме? Но скажи искренне, отверто. Я так много по этому передумала. Ах, нет. Это не то. Вот никак не могу найти слов. И это всегда так. Это мое проклятье. Вот живую здесь в тех горах, люблю их, а душа неспокойная. Тесно. Мир такой широкий, такой широкий, а мне тесно. Горы душат. Я думала, что произойдет иначе. Сижу бывало в лесу на пеньочку и представляю себе, как кончится война, как наше войско победит врагов, а наша власть заключит знаменитый для нашей страны мир. Так, так. Это наивно, но я вот такая наивная патриотка. Так, так... Здесь ничего не сделаешь. Я всегда мечтала, что война кончится победой, что мы победим. А тогда... Божье мой, тогда столько возможностей. Тогда и горы ты распространились бы. Тогда наши госпожа, ты вот хрупкая Кити Йонаш. Ты едешь себе свобидно по своей широкой стране, громко говоришь, смело смотришь в вече. Вот, вот! Это власть! Это господство. Этого хочется мне. И теперь... Все рухнуло. Все пошло к бесу. Ну и щож. Зявилися некоторые украинцы. Кто знал когда-то об украинцах? Что это за народ? Где их история? Или же это не смешно, что неожиданно, из неизвестного выступает какой-либо народ, что его никто никогда не знал и ... И ну его к Богу.

Замовкла минуте думает. По и вдруг спрашивает: — И вы также украинец?

- Я, Кити, также украинец! запрос. ответил я так же твердо, как упал ее -

- Об это удивительно — сказала она. мы В таком случае - разойдемся. До свидания! - и одвернулася.

Меня это проняло. - "Кити", шептали мои уста, но я встал. Она хорошая, будто все привлекательная, как идеал. Тонкая, хрустальная, она таила в себе все наслаждения рая и лелия, мучения ада. "Кити" — шептали мои уста. Хотелось броситься к нее, обнять и скавулити перед ней псом. Но глава ее лежала одвернута и будто не живая. Лишь одеяло на том месте, где погребала ее грудь, слегка волновалась.

- До свидания! - сказал твердо, обернулся и вышел. Йонаша в доме не было. Это доречи. поступал хотелось говорить. К черту все. Твердо и сердито Не в темноту.


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 78

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №96
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 96
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!