Каталог


Отрывок 99


Дело однако стояла не блискучо. Тысячелетие неволи положила на душах народа глубокий и печальный нужно. И все-таки победило чудо, на глазах совершалась легенда. Ковались мучениях освобождения и мести. Родились и вылетали в поднебесную высоту гордые лозунги борьбы, которая безжалостно на черепя крушили рештки преступной пассивности, а в огне и мечи формировались новые основания будучого храма.

Ступали по горам порванные тучи. Бежали по обнаженным шпилям огромные босые лапы сердитых и осторожных небесных летунив, ступали чутко и мягко, будто тигрицы звонких джунглей.

Еще день, твердеет. два. Небо еще Тучи замерзают в фантастические гиганськи льдины, которые прытко летят, трись одна об одну и, рассыпавши на биллионы кристалликов, искренне посыпают ими твердые, полные камяних мышц фигуры Карпатских великанов.

Наша из денно, как только утро вступало к касарни, под звуком сурьмы поднималась и жила твердой военной жизням. Дисциплина, порядок, очередная служба, телефоны и розпорядженя. К мне сходились все нервы низа и гор. Когда упали снега, все чаще и чаще в моей канцелярии, на главной улице, начали зявлятись суковати гуцулы, которые упрямо добивались харчив. „Женщины, ады, пухнут залога голода, диточки єнчать, гейби из тебя пичинки вынимает".

Но хлеба не было. Кто-то пустил молву, что Украина, которая что за горами, очень богатая на хлеб. Ходили слухи, которые там гниет пшеница, которая там картофелем свиней кормят, восстала хлеб там ежедневное идло самых бедных людей.

Это оповив Иван Щутка, что недавно приехал из плена. Он был на Украине и окраинных с собой ломоть хлеба. Соседи с привоз грунив позбигалися, пусть посмотреть на хлеб. А плененный розломав шмат хлеба на мелкие кусники и роздал, будто проскурку, народу.

- Там, газдове, того хлеба, что псы зерно, едят. На Украине, газдове, хлеб сеют просто так себе... Вышел на поле, вспахал, вбросил не а оно, ады, за кус чєсу и вигналосє в такую-оо стебель.

Встал и показал рукой аж гей потолок. - Там, честные газдове, земля такая, что масли ею хлеб, под бы маслом и ешь. Там не то, что наши горы.

не и газдини слушали и удивлялись. Дрибочки хлеба Газди ели сразу. Осторожно, будто святощи, несли в кулаках домой и отдавали детям.

- На. был украинский хлеб. Сесь дал мы Иван Щутка, а тот Сесь на Украине. Ешь, дитинонько, ешь, беда моя.


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 13

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №99
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 99
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:






On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!